Buried Community
WordPress темы скачать; блог программистов; русский WordPress на wp-docs.ru.
13.08.2017 Игр

Рубрики Игр

Book: Седьмая пещера Кумрана

Мир раздирают религиозные противоречия. Он поделен на зоны влияния террористическими сектами, преступными группировками и смертельно опасными спецслужбами. Борьба за власть над умами и душами не утихает ни в частной жизни, ни в политических сферах, ни в рощах Академа. Значительная часть неприятных противоречий современности проистекает из разночтений одного из основных религиозных текстов мира — Библии. Или заведомо неверных толкований.

Новозеландский теолог и писатель Грэйм Дэвидсон прекрасно знает историю вопроса, что дает ему право сделать одно маленькое, но важное допущение. Чтобы выжить в этом мире и не лишиться рассудка, нужно немногое — поступать по совести. Новозеландский писатель Грэйм Дэвидсон имеет ученые степени Веллингтонского и Оксфордского университетов по психологии, философии и теологии. Как основной иностранный язык он выбрал русский и, готовясь стать англиканским священником, испытал на себе сильное влияние теологов русской православной церкви.

Грэйм Дэвидсон жил в Англии и Калифорнии, путешествовал по миру — включая поездки в Израиль в период начала событий, описываемых в романе, и в Советский Союз в разгар Холодной войны. Преподавал психологию, работал клиническим психологом, журналистом, разработчиком программного обеспечения.

Этот роман основан главным образом на фактах, в том числе — на истории кумранских находок, исследовании и идентификации древних текстов и библейских документов. Грэйм Дэвидсон, как и его герой Рубен Дэвис, изучал философию и богословие в аспирантуре колледжа Линакер в Оксфорде. В начале года Грэйм посетил руины ессейского монастыря в Кумране и пещеры, где были найдены Свитки Мертвого моря.

Помощник куратора, проводивший экскурсию, упомянул о манускрипте те, который якобы не предъявили властям. Через несколько дней Грэйм пообедал с семьей гида в Иерихоне. Когда в аэропорту Лод мучительно красивая охранница проверяла перед отлетом багаж Грэйма, затрезвонил его походный будильник, возвестив о начале захватывающих событий, описанных в книге.

Грэйм Дэвидсон сомневается, что в Иерихоне ему дали утерянное Евангелие Q, но он так и не удосужился заглянуть в полый каркас рюкзака, который брал с собой в гости к помощнику куратора. Персонажи, выведенные в этой книге, а также манера поведения их как представителей реальных или воображаемых организаций целиком и полностью вымышлены. Любое сходство с существующими личностями, живыми или мертвыми, совершенно случайно.

Рубен Дэвис напрягся, когда шасси коснулись посадочной полосы. Много лет назад он летел на Таити, и самолетные колеса заклинило при торможении. Вонь горелой резины и срочная эвакуация так отпечатались в памяти, что Рубен переживал эти ощущения каждый раз, когда выпускали шасси. Он позволил себе расслабиться, лишь когда стих вой обратной тяги двигателя, а колесный тормоз замедлил самолет до черепашьей скорости. Рубен слушал привычное бормотание успокоившихся пассажиров и торопливые щелчки ремней безопасности.

Бывалые путешественники уже открывали шкафчики над головой, стремясь первыми попасть к терминалу. Мы приземлились в международном аэропорту Лод, за бортом переменная облачность и двадцать семь градусов по Цельсию. Пожалуйста, оставайтесь на местах. Служба безопасности проверит самолет и ваши документы, после чего вы сможете пройти в терминал.

Мы приносим извинения за неудобство, но после недавних событий такие меры стали необходимостью. Приготовьте, пожалуйста, паспорта и авиабилеты дня предъявления израильским властям. Пока сообщение повторяли на французском, иврите и арабском, Рубен молча страдал. Полет занял меньше трех часов, но мускулистое тело Дэвиса — сто девяносто один сантиметр роста — с трудом умещалось в тесном кресле эконом-класса. Не иначе авиакомпании нанимают дизайнеров, которые проходили практику на фабриках по производству селедок в бочках и тестируют салоны на восьмилетних дистрофиках.

Семь месяцев назад страшная новость облетела весь мир. Это случилось через два дня после смерти герцога Виндзорского, который отрекся от престола ради любимой женщины. Событие вытеснило с первых страниц британских газет рассказ об очередной попытке ИРА прекратить огонь.

Гостям пожелали счастливого пребывания в Израиле. Для двоих оно продлилось всего несколько минут. Несмотря на элегантность, они вовсе не собирались играть скрипичные сонаты. На концерты в Тель-Авиве их тоже не ангажировали. Никто из сотрудников безопасности не заглянул в футляры и не проверил, знают ли молодые люди, что такое пиццикато.

Прервавшись на перезарядку, подбавили жару — разбросали ручные гранаты среди поверженных жертв, объятых ужасом раненых и остолбенелых уцелевших. Когда у первого террориста закончились боеприпасы, приятели обратили оружие против него, затем вновь принялись за пассажиров. Второй, истратив патроны, прижал к груди гранату и выдернул чеку. Третий раздумал совершать такое харакири. Может, решил пойти в народ и наставить людей на путь своего кумира, кубинского революционера Че Гевары.

Раненого Кодзо Окамото поймали, когда он пытался сбежать, и приговорили к пожизненному заключению, которое продлилось до тех пор, пока его не отдали палестинским боевикам в обмен на израильских пленников. Нет единого мнения и о количестве пострадавших. ЦРУ сообщило Белому дому, что погибло двадцать шесть человек, в основном — пуэрториканские пилигримы, направлявшиеся в Святую Землю, семьдесят восемь получили ранения. Следующие несколько дней пресса только и писала что об этой истории и запланированных актах в Израиле, в том числе — захвате самолета и организации его крушения в Тель-Авиве или Хайфе.

Такое развитие событий всем казалось очень правдоподобным. Израильтяне, в том числе палестинцы на оккупированных территориях, несли экономические убытки: Туристические агентства предлагали вместо поездок в Святую Землю паломничество в соборы, усыпальницы и другие святые места Европы. Докладчики рекомендовали службам безопасности и военным США заняться разработкой стратегии, чтобы во всеоружии встретить превращение национального терроризма в международный.

Израиль усилил пограничный досмотр до такой степени, что солдаты видели потенциальную угрозу во всех приезжих, даже в седовласых еврейских бабушках, и возможную бомбу — в каждом самолете. Теперь Рубен и его попутчики страдали от последствий. Через десять минут дверь в салон открылась. Солдаты были в ботинках, бежевых штанах и оливковых рубашках с открытым воротом.

Старшему на вид двадцать один, младшему — девятнадцать. В дверях показался офицер, судя по виду — ровесник Рубена, лет двадцати пяти. Он быстро обшарил глазами пассажиров: Офицер чуть расслабился, и понеслись стандартные приказы. Затем под бдительными взглядами подчиненных медленно двинулся по салону, проверяя паспорта.

У места 11а перевернул документ, посмотрел страницы на свет, льющийся в иллюминаторы. У пожилого мужчины затряслись ноги — он едва сдерживался, чтобы не кинуться в туалет. Потела еще не старая англичанка, которая накануне уронила паспорт в горячую ванну. Она высушила документ феном и пыталась разгладить страницы утюгом. Но паспорт все равно выглядел неважно. Когда офицер добрался до ее места, англичанка разразилась бурными извинениями, объясняя, что произошло. Тот взглянул на документ и рассмеялся:. Просто матери нравилось это имя. Ее первую любовь звали Рубеном, она его так и не забыла… Американский моряк.

Познакомились, когда он учился в Новой Зеландии. В вашей визе написано, что последние пять лет вы учились в Великобритании. Не сезон, да и люди боятся к нам ехать из-за нескольких инцидентов. Странно, что вы говорите только о трехстах десяти. В первых пяти книгах Библии насчитывается шестьсот двенадцать уникальных заповедей, некоторые выделяют шестьсот тринадцать. Христиане, естественно, обычно называют Тору Ветхим Заветом. Я подумал, что выпускник Оксфорда должен знать такие элементарные вещи. Кстати, можете забрать свое оружие у сотрудников безопасности в терминале. Все, кто понимал по-английски, уставились на Рубена.

Он почти слышал мысли попутчиков: Это была просто чудовищная ошибка. Когда Рубен проходил через службу безопасности аэропорта Орли к югу от Парижа, ревностный служащий решил, что в его смену бойня в аэропорту Лод уж точно не повторится. Он выхватил из ручной клади Рубена нож, вилку и ложку и осведомился:. При возникновении языкового барьера Рубен поступал как все англоязычные туристы в Европе. Мне, студенту, не всегда по карману ваши чудесные французские кафе.

Нож, вилка и ложка — для обеда, а не для захвата самолета. Я не намерен закусывать пилотом. Этот Рубен Дэвис представился студентом. Он помнил, как студенты буйствовали на улицах Парижа четыре года назад. Он хотел допросить Рубена как подозреваемого. Закончилось тем, что в качестве компромисса у Рубена изъяли металлические приборы.

Рубену разрешили забрать их после прохода через службу безопасности Израиля. Во время полета британский экипаж во главе с капитаном отпускал незамысловатые шутки: Когда подоспела еда, экипаж тянул жребий, кому вместо пластмассовых ножей достанется оружие. Выиграл штурман, а после обеда стюардессу попросили вымыть опасные приборы и снова их запечатать. Прежде чем получить багаж, вы пройдете пограничный контроль.

Затем таможню и другие службы безопасности. Прошу не брать ничего у незнакомых людей, когда будете покидать Израиль, особенно у палестинцев. Бомбу или другое оружие можно замаскировать под что угодно. Ради вашей и нашей безопасности декларируйте на обратном пути все, что купите или примете в дар. Мы можем взять вас под стражу, если обнаружим при обыске не внесенные в декларацию предметы. Один держал американскую полуавтоматическую винтовку M16, которой в том же году было суждено превратиться в стандартное военное оружие. На пограничном контроле Рубен промучился почти два часа: Он вовремя сдержал остроту, которая сорвалась бы с языка в обычной ситуации: Угрюмые взгляды и движения служащих говорили о полном контроле и строгой официальности.

Никому и в голову не приходило обсуждать полномочия персонала, а уж тем более шутить на тему пуль или взрывчатки. Охранники видели в фотоаппарате удобное прикрытие для бомбы или пистолета. От их бдительности зависели жизни людей, в том числе — их собственные. Вскоре они поедут в четырехстах метрах ниже уровня моря по северо-западному берегу — территории, оккупированной израильтянами во время Шестидневной войны года.

Зимой в Иорданской долине было довольно тепло, но Рубен не торопился снимать пиджак. Вопрос задала симпатичная девушка в военной форме. Она сидела напротив, и Рубен не сводил с нее глаз от самого Иерусалима. В путешествиях он успел привыкнуть к вооруженным солдатам в гражданских автобусах, но все еще удивлялся множеству новобранцев женского пола.

Я бы на вашем месте поплавала в Мертвом море, а потом смыла соль в роднике у Айн-Паши. Оттуда легко добраться до развалин. На древние монастыри вам хватит нескольких часов. Обычно он терялся с женщинами, но на отдыхе проще забыть о правилах. К тому же ему хотелось угодить привлекательной девушке и познакомиться с ней поближе. Но по службе нам приказано явиться в Негев.

Но заметьте, меня бы это не остановило. Симпатичные женщины не считали его объектом страсти и еще ни разу не предлагали вместе искупаться нагишом. Рубен тоже не взял плавок, но мысль подурачиться в воде с загорелой незнакомкой пришлась ему по душе. В ее жестах сквозило недвусмысленное приглашение. Все желанные девушки давали Рубену от ворот поворот. То есть ему так казалось, и он не слишком-то старался понравиться, отчего дамы обижались, и Рубен оставался с носом. Вы ведь ради них приехали в Хирбет-Кумран?

Большую часть бедуины разбили, чтобы добраться до сокровищ. И наверняка здорово расстроились, обнаружив лишь семь полуистлевших свитков. В том, что бедуинов племени таамире устраивало только золото или древние религиозные ценности. Все, что имеет отношение к Библии, стоит гораздо дороже. Архиепископ Самуил, если не ошибаюсь, распознал иврит. Так он понял, что писали на шкурах животных — другими словами, на пергаменте. В прекрасных глазах девушки светился интерес, который, как подсказывала Рубену интуиция, выходил далеко за рамки обычного любопытства, вызванного рассказом о Свитках Мертвого моря.

Только архиепископ не мог не знать истинную цену свиткам. Он вывез их из Израиля контрабандой. Разве вы тогда не воевали за независимость? Архиепископ отвез свитки в Бейрут на сохранение, а когда обстановка стала накаляться, переехал в США. Там он выставил сокровище в музее, чтобы собрать деньги для палестинских беженцев. Сейчас свитки возвращены Израилю. Рубен узнал об этом накануне, посетив необычный с виду музей — Храм Книги в Иерусалиме. Музей построили в форме крышки тех кувшинов, которые почти две тысячи лет хранили в себе древние свитки. Я читал, бедуины племени таамире охотились за историческими артефактами.

Они знали, где и что искать… Возможно, наверху есть и другие свитки. К моему рождению — в середине пятидесятых — археологи нашли все манускрипты. Есть фрагменты в США и Великобритании. Рубен знал, что часто забывается, когда речь идет о предмете его страсти.

Ему не хотелось утомлять свою пленительную слушательницу скучной лекцией. Я бы даже расстался с сотней баксов ради такого случая. Я бы уволилась со службы в двадцать один год, нарожала детей, взяла бы нянек, чтобы присматривали за ними, ела бы шоколад и потягивала шампанское на солнце у бассейна… Растолстела бы, наверное.

В то мгновение они без слов сказали друг другу, что не просто ведут светский разговор о древних манускриптах. В ее больших темных глазах он увидел тепло, искренность и затаенную страсть. Говорят, женщинам нравятся мужчины в форме. После пятиминутной беседы Рубен едва не терял голову от рядовой в бежевой армейской юбке и оливково-зеленой рубашке. Короткая стрижка, обрамляющая веселое круглое лицо, только подчеркивала ее отличие от остальных. Именно с такой, чувствовал Рубен, у него могли бы завязаться близкие отношения. Разум отвечал с холодной расчетливой логикой: Ощущение близости развеялось, Рубен не знал, что сказать попутчице.

Снимки получались не самого лучшего качества, зато на одну пленку выходило в два раза больше цветных фотографий. Рубен тупо напомнил себе, что экономия превыше всего. Кровь стучала в голове, но Рубен вдруг запутался в словах. Он вздохнул, когда автобус выпустил первый клуб выхлопных газов. Рядовую Мириам Кранц очаровали яркие голубые глаза, широкие плечи, интеллектуальный задор и чувство юмора. Искра вспыхнула в мгновение ока. Она твердо решила выучиться на археолога и пойти работать в Еврейский университет или Израильский департамент древностей и музеев после службы в армии, через полгода.

Может, она вновь встретится с этим мужчиной — когда-нибудь. Четверо старших членов арабской семьи Диаб были из тех палестинцев, что получили хорошее образование в зарубежных школах, Бейрута и Европы. Через несколько месяцев, через год… скоро. Для супердержав это будет война по доверенности, как во Вьетнаме: Америка выступит за сионистов, а Советский Союз поддержит арабов.

Палестинцы окажутся между молотом и наковальней. Он собирался передать находку в палестинский музей. Но конфликт все гноился и прорывался бунтами или стычками вплоть до Шестидневной войны пятью годами позже. В результате израильтяне заняли Иерихон и западный берег Иорданской долины. А значит, израильские власти имели право обыскать дом и земли Самира при малейшем подозрении в хранении оружия — или краденого сокровища. Таким сокровищем нельзя рисковать. Вы спросите, почему бы не доверить его заботам церкви? Семья знала, что бегство христиан в другие страны из-за конфликта снизило влияние церкви, кроме того, церковные власти могли уничтожить сокровище как святотатственное, использовать его в корыстных целях или спрятать под замок из чрезмерной осторожности.

Да и безработные эмигранты гоняются за древними артефактами для черного рынка, порой даже не понимая истинной ценности своих находок. Представьте, что кто-нибудь найдет наше сокровище и продаст его невежественному туристу за несколько монет, а тот, пресытившись новой игрушкой, выбросит ее вместе с мусором.

Если тебе неспокойно, мы можем положить его в банковскую ячейку. Любой их план казался куда рискованнее ее простых решений. Перенесем через границу в сумке или прыгнем в самолет с сокровищем в ручной клади? Ты полагаешь, израильские органы безопасности ничему не научились? Я знаю, после войны музей отошел израильтянам, но специалисты по крайней мере умеют обращаться с сокровищем. Тогда израильтяне не посмеют его нарушить. С каких пор израильское правительство уважает соглашения, которые его не устраивают? Тогда давайте отдадим его на хранение кому-нибудь, кто не вызовет подозрений, осознает его истинную цену и употребит на всеобщее благо.

Самира выразила вслух то, о чем все давно задумывались, хотя и боялись себе в этом признаться. Тем не менее, мистер Незнакомец, вы заявили, что у вас высокие моральные принципы, а значит, вам не грозят соблазны. Вы поймете, что его истинная ценность измеряется не деньгами. Даже если бы узнала, что он стоит от двадцати до ста миллионов долларов? Представляю, о чем спросит наш гипотетический незнакомец, как только ему захочется разжиться сотней миллионов: А может, у вас есть знакомый арабский шейх, который хотел бы купить подарок президенту Никсону или принести искупительную жертву сионистскому премьер-министру Голде Меир?

Незнакомец может оказаться и незнакомкой. У женщины больше шансов вывезти сокровище из страны под носом у властей. Некоторые придерживаются строгих моральных правил. Эта женщина убедительно доказала равенство полов. Они до ночи обсуждали плюсы и минусы каждого варианта. Постепенно возможности исчерпались и начали повторяться. Наконец, дети обернулись к отцу в ожидании его слова. Разговор подтвердил худшие подозрения старого Самира, из-за которых он горевал вот уже несколько месяцев. Заботясь о сохранности, они будут вынуждены расстаться с сокровищем, гордостью их семьи палестинских христиан.

Что бы ни решили они, опасности не миновать. У нас есть великий дар, и мы нуждаемся в Божьем совете. Хусам, ты говоришь, что стал агностиком. Но мы слишком многое поставили на кон. Я бы хотел, чтобы ты просил о помощи вместе с нами. Члены семьи встали, взялись за руки и склонили головы в молитве, как восемнадцать поколений Диабов до них. Хусам слушал, Самир, Самира и Язид просили Бога ниспослать им верное решение, просили, чтобы предмет их спора попал в надежные руки и был использован по назначению. Именно тогда Самиру явился ответ. Он поведал детям свой план, изобретательный и рискованный.

Рубен Дэвис прибудет в Палестину шестью неделями позже, даже не подозревая, как исход семейного совета изменит его жизнь и пошатнет устои христианства. Рубен осторожно ступал по короткой тропке. Израиль твердо намеревался защитить свои территории, которые теперь рассматривались как особо важная буферная зона безопасности. За соленым озером Ям-Хамелах — Морем Соли — длиной в пятьдесят пять километров виднелась гора Моаб и смутные очертания иорданских домов. Какими ничтожными, должно быть, чувствуют себя их обитатели перед этой военной мощью. Мысли об очаровательной рядовой из автобуса, военный парад и великолепие Мертвого моря затмили все вокруг.

Он не заметил даже ручей, окруженный роскошной зеленью. Двое мужчин в плавках жестом приглашали его в исходящую паром воду. Попрошу вас приглядеть за вещами — вдруг будут проходить монахини и надумают вызволить из рабства мою одежду. Он, в общем-то, знал, что из Мертвого моря реки не вытекают, лишь впадают в него. Вода испаряется так быстро, что остаются лишь насыщенные соли, поэтому Мертвое море — самое плотное в мире. Однако такого эффекта Рубен не ожидал. Он почувствовал себя пробкой, скачущей на поверхности. Чтобы погрузиться в воду, требовались неимоверные усилия.

Рубен плескался минут пять, потом все-таки сдался. Но хоть лично познакомился с Мертвым морем. Семейное сходство было очевидным, даже если бы оба не носили усов. Отцу на вид около шестидесяти, сыну — под тридцать. Я думал, наши солдаты пили пиво и волочились за женщинами не меньше остальных. Мусульманам это вряд ли нравилось.

Мы — помощники кураторов — те же гиды, но под красивым названием. Насмотрелись новостей, боятся террористов. Да и зима — Рождество прошло, а до Пасхи еще далеко. Чем вас так привлекли развалины и пещеры? Ессеи — мирная иудейская община численностью около четырех тысяч человек.

Благополучно жили в окрестностях Кумрана с года до нашей эры по 68 нашей эры. Ели простую пишу, молились и все время учились. Занимались сельским хозяйством и ремеслами, не знали частной собственности, отвергали рабство и почти все давали обет безбрачия. Верили в апокалипсис, Судный день, когда должны восстать правоверные. Только то, что в двенадцать лет он остался в храме поговорить с учителями о богословии.

Насколько нам известно, они были иудейскими фундаменталистами и не желали отдавать свою веру на поругание римским богам и завоевателям. Возможно, им не слишком нравились порядки в иерусалимском храме. Они были террористами или повстанцами — смотря на какой вы стороне. Возможно, Иисус учился среди ессеев, а позднее отказался от некоторых идей, особенно тех, что касались грешников.

Он с радостью принимал согрешивших. Они выкидывали паршивую овцу за дверь и наказывали не возвращаться. О том, что спрашивают и делают туристы, об учебе в Англии, о своих семьях и событиях Шестидневной войны года. Язид посерьезнел, вспомнив пятое июня, когда неожиданно напали израильтяне: Он рассказал, как иорданская армия вошла в Иерусалим с Западного берега, контратаковала израильтян и потерпела поражение. Моя семья, христиане, жила в Иерихоне со второго века. Бомбы, танки — меня до сих пор преследует запах гари — выстрелы, ракеты… и этот грохот. Теперь мы больше не принадлежим к Иордании.

Нами управляет израильский генерал. Административными вопросами занимаются арабы, но мы — все равно что колония. Иорданское правительство до сих пор выделяет прибавку к зарплате моей дочери, учительницы в младшей школе — сто долларов в месяц. Хорошо, потому что нам мало платят. Король Хусейн отмахнулся от них два года назад. На самом деле хочет мира с Израилем. Слишком много войны для хашимитского короля и иорданского народа.

Рубен вспомнил новостные передачи того времени. Раньше король Хусейн привечал палестинских беженцев и побуждал бороться за родину, отобранную евреями. Особенно после Второй мировой войны. Но к середине семидесятых вооруженные до зубов палестинские федаины впали в немилость его правительства, и в Иордании наступил хаос. На жизнь короля Хусейна покушались дважды, оба раза неудачно. Последней каплей стал угон трех международных авиалайнеров, которые федаины взорвали перед телевизионными камерами в Иорданской пустыне, предварительно высадив пассажиров и экипаж.

Но память сохранила не образ горящих самолетов. Тот подробно описал ужас кота, спрятавшегося вместе с ним в разрушенном доме Аммана, когда вокруг взрывались снаряды сирийских танков, которыми управляли союзники федаинов. Кот, в панике выгибающий спину и шипящий на невидимого врага, символизировал реакцию простых людей, угодивших под перекрестный огонь. За следующий год погибло пять тысяч федаинов.

Уцелевшие покинули страну и организовали лагерь в Ливане. Хашимитское государство Хусейна избежало анархии, а Израиль облегченно вздохнул. Арабское правительство взяло возможные проблемы на себя — до поры до времени. Они оделись и пошли вверх по холму, мимо пересохшей речной долины, вади, до кумранского монастыря. Рубена гранд-тур привел в восторг. Руины монастыря вместе с четырьмя внутренними двориками занимали участок где-то сто двадцать на шестьдесят метров. Ни жилых домов, ни комнат отдыха.

Рубен прошелся по бывшим уборным, кухне и столовой, рядом с которой располагались кабинет и библиотека. В чуланах рядом — множество чернильниц. Там же, вероятно, хранились свежие пергамента. Монахи совершали ритуальное омовение и надевали белые одежды, дабы очиститься перед тем, как взять священные тексты. Здесь и кабинет, и библиотека древних свитков неподалеку, а кое-кто до сих пор сомневается, что Свитки родом отсюда.

Они могли писать с чужих слов, но с какой стати Иосифу и Филону ошибаться? Он писал, что ессеи построили монастырь на западной стороне, подальше от вредных испарений Мертвого моря. Теперь свое мнение есть у каждого — целый набор теорий и сумасбродных идей. Туристы говорят, что ессеи прилетели из другой галактики, а в свитках заключен тайный код будущего или путь к несметным сокровищам. Пойду, сгоняю в летающую тарелку — вам ее не видно подзащитным экраном — одолжу машинку у марсианских офицеров из службы кодировки. Но мне приходится делать серьезное лицо, когда такое говорят.

Выходит, Плиний ошибался на сей счет. Другие авторы писали, что какая-то группа ессеев признавала браки, но только ради потомства. Считали их чересчур сексуальными и к тому же склонными к измене. Когда они добрались до места, где в древности стояли горшечная мастерская и печь для обжига с большими резервуарами рядом, Язид вернулся к хорошо отрепетированной роли гида:. Здесь же для свитков делали кувшины необыкновенной формы. Вот древняя красильная мастерская, рядом с прачечной. Чернила для письма получали из углерода — угля или сажи от костра, часто с добавлением камеди для стойкости… Видите трещины в ступенях и стенах?

Они идут через все постройки — следствие землетрясения тридцать первого года до нашей эры. Не заглянуть ли нам в некоторые из пещер, где нашли Свитки? Они закрыты для туристов, но не для тех, кто со мной. Туда легко забраться по древнему акведуку, через который ессеи получали воду для ритуальных омовений. К шестой пещере добрались без проблем. Другие тропы скорее подходили для горных коз.

Рубен мучался на полуденной жаре, огибая зазубренные красно-коричневые края отвесной стены вади на пути к следующей пещере. История о пастушонке, которому пришлось так выбиваться из сил, лишь бы от скуки покидать камешки в пещеру, теперь казалась притянутой за уши. А вот версия с пропавшим животным не лишена правдоподобия. Может, в первую пещеру, где пастух наткнулся на сорок кувшинов, попасть легче? Некоторые пещеры скорее напоминали альковы. Другие были размером со спальню или гостиную. Внутри — прохладно и сухо, на полу песок. Кувшины нашли далеко не во всех. Может, хранили некоторые свитки дома, на случай если монастырь рухнет, как при том землетрясении — или от рук парфянских завоевателей за несколько лет до него.

Они залезли на южный выступ плато, ближе к развалинам монастыря. Вертикальный обрыв заканчивался долиной, далеко внизу паслись несколько овец и верблюд. Палестинцы, которые откапывали монастырь, нашли сотни мелких фрагментов рукописей — во время перерывов на обед. Нам перепало немного — в целом пятнадцать тысяч из нескольких сотен различных книг. Кстати, пещеры обозначаются буквой и цифрами: Язид заметил разочарование Рубена:. Под камнями лежали единственные свитки на греческом, обнаруженные в Кумране.

Но тогда получается, среди ессеев были верующие христиане… или они имели отношение к христианским свиткам. Не упоминается и находок, касающихся Иисуса или конкретно христианства. Если бы здесь обнаружили фрагменты или, того лучше, полную книгу Нового Завета! Мы бы точно знали, что она написана до падения монастыря в 68 году нашей эры, то есть это самый древний из найденных христианских текстов.

Ученые работают над тем, что есть, предполагают, каким мог быть изначальный вариант. Рубен отметил паузу, многозначительный взгляд и намек на нечто важное. Может, Язид знает о каком-то тайном свитке. Может, существуют фрагменты Нового Завета, спасенные из-под завала в пещере. Или он искусно нагнетает интерес, как мастер интриги и намеков? Его так и не разгадали до конца. Даже прославленные ученые говорят, что в нем указан путь к сокровищу. После личного досмотра и предварительной проверки билета, паспорта и багажа у поста безопасности на подходе к аэропорту Лод, Рубену предстояло отнести рюкзак и ручную кладь в отдельный угол терминала на тщательный обыск.

Шел еврейский шабат, и пассажиров было немного. Рубена переполнил неудержимый восторг, и он расцвел в улыбке, опуская рюкзак на скамью для досмотра. Мириам уставилась на Рубена со смесью радости и испуга.

Девушка оказалась выше и красивее, чем запомнилось Рубену. Он пытался выбросить ее из головы, уверенный, что больше они не увидятся. Я недавно попросила о переводе сюда. Хотела работать с обычными людьми. Приехал сюда бороться за независимость и встретил маму. Рубен открыл рюкзак и принялся выкладывать вещи. Несколько рубашек, носки, пленка, штаны и какой-то предмет, завернутый в свитер. Рубен снял крышку с керамического кувшина — округлого сосуда, чуть расширяющегося кверху, тридцати трех сантиметров длиной и одиннадцати диаметром.

Мужчина, которого Рубен принимал за пассажира, выхватил пистолет из наплечной кобуры под пиджаком и прицелился Рубену в сердце. Он смотрел американские боевики по телевизору и знал, что говорят в таких случаях. Сердце Рубена грохотало, как газующее на старте гоночное авто. Он судорожно глотал воздух, поднимая руки. Предохранители со щелчком вернулись на место, и автоматы уставились в пол. Позже начальство благодарило охранников за четкость действий в потенциально опасной ситуации. Впрочем, им хватило и того, что обошлось без взрывов и стрельбы.

Они посмотрели друг на друга и расхохотались. Он радовался, что напряжение спало. Они с Мириам вместе пережили опасный момент, и это сблизило их. Когда Мириам помогала Рубену заново упаковать вещи, он отметил кое-что, ускользнувшее от ее внимания. Рюкзак сделан для прогулок на природе. Отвинчиваешь и заливаешь жидкое топливо для походной плитки или горелки. А еще туда можно спрятать взрывчатку, наркотики, все, что угодно. Даже если колпачка нет, полый каркас всегда можно чем-то начинить.

Он проходил пограничный контроль и стойку авиакомпании, расстроенный, что вновь покидает Мириам. Но его не оставляла надежда на новую встречу. Кофе оказался таким дрянным, что Рубену пришлось бросить в него кубик сахара. Еще одно подтверждение его негласной теории: Вот почему все кафе в аэропортах завалены недопитыми стаканчиками — вовсе не из-за того, что люди не успевают допить, опаздывая на рейс.

Сейчас позволил себе кофе — как компенсацию за происшествие с будильником и неукротимое влечение к Мириам. Естественно, сделав несколько глотков, Рубен махнул рукой на переваренное пойло и предался воспоминаниям о последних двух неделях. Удивительно, какой крошечный на самом деле Израиль. На общественном транспорте можно объехать за пару дней. Рубен считал Израиль самым поразительным государством из сорока двух, которые успел посетить.

Европейцы, узники нацистских лагерей, и те, что искали родину без преследований и векового антисемитизма. Бывшие североафриканские евреи из Египта, Эфиопии, Марокко и Туниса, русские коммунисты плечом к плечу с дерзкими, жадными до наживы евреями из Нью-Йорка и Лос-Анджелеса.

Иммигранты до сих пор стекались со всего мира — сионисты призывали евреев переселяться в новое государство. И еще арабское население — вездесущие палестинцы в исконных границах Израиля и на оккупированных территориях. Эту многонациональную радугу дополняла еще одна, поменьше. Иностранцы разных вероисповеданий со всех концов света называли Израиль своим домом, надеясь, что жизнь в Святой Земле приобщит их к истинной святости.

Здесь многообразие религиозных одежд. Здесь стоят синагоги, церкви и мечети, зачастую построенные на древних священных местах. Изобилие археологических находок и руин, которые часто давали повод для жарких споров ученых, особенно если для одного священного события находилось несколько мест, или представители разных вероисповеданий оспаривали исторический памятник.

А еще звуки, запахи, цветущая кутерьма рынков и узких улочек древних городов. Там люди до сих пор с гордостью живут в развалинах, которые напомнили Рубену о поездках в Северную Африку и на Ближний Восток. В Израиле он нашел попурри всех своих интересов и страстей: Однако среди разноцветья — вооруженные полицейские и сотрудники безопасности, готовые камнем упасть на любого потенциального бунтовщика, неусыпная слежка за выступлениями палестинцев, недовольных захватом родных земель и своим поражением.

Война за независимость Израиля в — м годах и Шестидневная война года породили беженцев — десятки тысяч людей в палаточных городках на захваченных территориях и в соседних странах. Многие не обрели дома до сих пор — проведя в палатках четверть века. Несмотря на висящее в воздухе напряжение, Рубену не хотелось уезжать. Ему почему-то казалось, что следующая остановка, Тегеран, будет не столь поразительной.

Встреча с Язидом, его отцом, братом и сестрой неожиданно стала главным событием поездки. Через два дня после экскурсии по пещерам Кумрана Рубен поймал маршрутное такси и добрался до Иерихона, сдавленный между четырьмя другими путешественниками. Семья Диабов разговаривала на приличном английском и обращалась с Рубеном как с королевской особой. Утром гостю показали Иерихон, а в обед угостили традиционными палестинскими блюдами, которые сделали бы честь любому знаменательному событию: Они ели под сенью деревьев во внутреннем дворике.

Рубену врезалось в память, как жадно мяукал кот, выпрашивая лакомые кусочки у старого Самира. Самира, его дочь, рассказывала Рубену о каждом блюде, как только оно появлялось на столе. На закуску подали киббе маглия — хорошо прожаренные шарики с корочкой из булгура, дробленой пшеницы, и ароматной начинкой из рубленого мяса и кедровых орехов. Затем в центре стола поставили общее блюдо, с которого ели руками. Традиционный мансаф из ягненка, египетского риса и наваристого бульона на сухой простокваше — джамиде.

На десерт — сладкий виноград позднего урожая, финики и арабский кофе. Диабы всерьез интересовались жизнью Рубена в Новой Зеландии, его религиозными взглядами и планами на личную жизнь. Буду надеяться, вдруг какая-нибудь женщина прозреет и поймет: Самир помянул добрым словом новозеландских солдат времен Первой мировой.

Рубен чувствовал, что старик не просто отдает дань вежливости гостю. К вечеру они коснулись арабо-израильской политики. Диабам вроде нравилось, что Рубен главным образом слушал и не изображал знатока, встревая в серьезный спор. Он снял модные очки в роговой оправе и хлопнул себя по лбу за тупость.

Синоптическая проблема — не из тех, что попадают на первые полосы газет и обсуждаются на рынке. Она интересует только ученых и богословов. Вряд ли о ней будет знать простой прихожанин, который наведывается в церковь по воскресеньям. Простого прихожанина больше волнует, попадет ли его собачка на небеса и считается ли смертным грехом ограничение численности семьи с помощью таблетки. Тем не менее такого вопроса следовало ожидать.

Язид говорил, что Самир работал на археологических раскопках и читал серьезные труды, чтобы разобраться в зарождении христианства. Первые три книги Нового Завета… Чем объяснить различия и сходства Евангелий от Матфея, Марка и Луки — трех из четырех Евангелий о жизни и речах Иисуса из Назарета, основателя христианства? Сейчас мы считаем, что Марк писал Евангелие первым, возможно, до падения Иерусалима в 70 году нашей эры.

Наверное, он выглядел как надменный юнец, который учит жизни мудрого старца. У Матфея — иудеи, у Луки — не иудеи. Но как же материал, который есть в Евангелиях от Матфея и Луки, но отсутствует у Марка? А может, оба пользовались одним Евангелием или источником, который после был утерян?

Такова, на мой взгляд, суть синоптической проблемы. Рубену казалось, будто их нервная энергия давит на него, как силовое поле. Или Лука с Матфеем переписывали текст друг у друга? Рубен продолжил — сбитый с толку, но довольный возможностью поговорить на любимую тему и поддаться с разрешения Диабов своей извечной тяге к преувеличению. Один из экспертов в данной области, мой преподаватель в Оксфорде, полагает, что Лука заглядывал в тексты Матфея. Его аргументы убедительны, но всего не объясняют. Я думаю, вероятно существование утерянного источника — некоего Q-источника или Евангелия Q.

Но, судя по всему, его слу шатели в объяснениях не нуждались. У Матфея и Луки около двухсот тридцати пяти общих стихов, которые не встречаются у Марка. Если Евангелие Q существует, оно не такое уж объемное. Или источников больше, Q, R, S и так далее.

То есть в Q есть тексты, которые не взяли Матфей и Лука? Прежде чем оговориться, Хусам выдержал многозначительную паузу. Будто не сомневался в реальности Q. Конечно, оригинальную идею выдвинуть сложно. Рубен изучил около двадцати объяснений, начиная от тех, что пришли из IV века, времен Августина. Иудейские авторы старались не писать божественное имя полностью, чтобы не совершать святотатства. Неиудейским христианам чужды их терзания. Серьезность Диабов настораживала Рубена. Тут крылось нечто большее, нежели светский разговор на библейские темы.

Он, конечно, писал иудейскую историю с середины первого века. Иосиф переметнулся на сторону римлян, и лишь вскользь упоминает христиан. Говорят, оба беседовали с первым учеником Иисуса, святым Петром, до его мученической смерти в Риме. Жил в Александрии, где располагалась величайшая библиотека древнего мира, изучал классическую греческую философию. Скорее всего, он… если Q существует. Язид, Самира и Хусам переглянулись, старый Самир кивнул.

Самир помолился про себя, чтобы они оказались правы и Рубен их не подвел. Когда Рубен уезжал, Самир благословил его и подарил на память копию кувшина из-под свитков Кумрана. Рубен, до глубины души тронутый щедрой гостеприимностью Диабов и заботой о его благополучии, хотя их собственное положение удручающее, твердо решил следовать примеру палестинской семьи.

Он так ушел в воспоминания, что даже не заметил, как перед ним появилась Мириам. Особенно после того, как полчаса назад изобразил террориста. Охранники у нас нервные, чуть что — сразу на курок жмут. Вы не представляете, как вам повезло. Правда, они долго хохотали над вашим будильником, и обрадовались, когда я рассказала о полом каркасе рюкзаков. Раньше никто о нем всерьез не задумывался. Ни он, ни она не смогли бы объяснить, что между ними происходит. И все же каждый интуитивно осознавал, что они поднялись над религиозными и культурными барьерами, над высокопарным притворством.

Их интонации и горящие глаза — зеркала души — говорили о нежности, симпатии и уважении. На смех парочки обернулся охранник. Увидел, что они сидят рядом, соприкасаясь коленями. Девушка накручивала на палец прядь коротких волос, чисто выбритый парень снял очки в толстой оправе и протирал их. Они смотрели друг на друга и, казалось, не замечали ничего вокруг. Будто считают себя элитой богоизбранных. Из всех стран только здесь я чувствовал себя ничтожеством.

А как ваши друзья из армии и полиции обращаются с палестинцами! Словно завоеватели, чья цель — подавить… Извините за резкость. Мириам отвела взгляд, прежде чем ответить. Но когда она заговорила, в ее глазах сверкало пламя иного рода. Многие туристы поражаются, приехав сюда. Когда-то мы были побитыми собаками. Теперь на нашем месте палестинцы, а люди жалеют побитых собак.

Бывшие узники концлагерей считают, что мы ведем себя как нацисты. Мы ведем себя как евреи, которые сражались в Варшавском гетто. Мы воюем с террористами и арабскими странами на всех рубежах за свободу и маленькую родину, где могли бы жить по своим обычаям. Свитки Кумрана — наша древнейшая Библия — написаны о еврейском народе. Кое-кто думает, что мы готовимся к пришествию Мессии… Я согласна, нам следует больше заботиться о людях и всеми силами пытаться достичь мира… Жить бок о бок, как добрые соседи… Если нам позволят.

Рубен наступил на горло своим эмоциям. Его интересовала Мириам, а не ее политические взгляды. Моя мама добровольцем сражалась за независимость. Еще она поделилась своим намерением изучить археологию и поступить на работу в Еврейский университет и Израильский департамент древностей и музеев. Рубен с удовольствием слушал бы, как она читает прогноз погоды за прошлый год. Мириам испытывала то же самое из-за Рубена. Она не привыкла за кем-то бегать. Мужчины всегда сами приходили к ней, а она выбирала. Но ей так отчаянно хотелось быть рядом с этим голубоглазым гоем, что она поменялась с коллегой двумя сменами ради несчастных тридцати минут.

Я как-то просматривал археологические отчеты, все теории и споры, которые могут разгореться вокруг старинных осколков. Иногда археологи опровергают истины, в которые мы верили с детства. Тот же классический рассказ об исходе из Египта через Красное море. При переводе в него вкралась ошибка. Воды не расходились в стороны чудесным образом. На самом деле евреи бежали через Тростниковое море, по болотам и мелким озерам к северу от Суэцкого залива. У меня степень по философии в университете Доминион в Веллингтоне, в Новой Зеландии. Изучал теологию, библейскую археологию и древние тексты, только что закончил докторскую по теософии.

Родители написали, что я не настоящий доктор, потому как ничего не смыслю в медицине. Всем известно, как важно знать про легомины.

В переводе с греческого — предварительные рассуждения. Первый аргумент легко опровергнуть. Что и сделали философы Декарт и Кант. С тех пор как американцы занялись им вплотную несколько лет назад, среди теософов не утихают споры. Некоторые считают аргумент великолепным, другие — абсурдным. Вдруг нам повезет, и мы найдем что-нибудь ценное — например, шестую книгу Торы. Они посмотрели друг на друга и поняли, что оба признались в страсти. Они трепетали от наслаждения, не отводя взгляда и обмениваясь наивными улыбками. Я бы очень хотел задержаться, правда — но философу не так просто найти работу.

Я не могу взять и отказаться от места. Мне нравится теософия… Может, вы в Новую Зеландию? И да — я бы хотел остаться и посмотреть, как мы поладим. Мириам отплатила быстрым страстным поцелуем в губы — от которого жарко стало обоим. В ее глазах блестели слезы, когда Рубен направлялся к своему выходу. Много лет Мириам пыталась стереть запись, которая проигрывалась в ее голове раз за разом, особенно когда мучила бессонница. Словно кто-то кричал Рубену ее голосом: Мириам сжималась от страха и твердила себе, что была сама не своя из-за истории с бомбой — но в глубине души все так же трепетала от воспоминаний.

Как только самолет оторвался от земли, Рубену показалось, что туман окутал жаркий летний день. Всего за несколько часов он чуть не погиб от пули, нашел и потерял любовь. Рубен убеждал себя, что это лишь увлечение, отпускной роман, мимолетная страсть, но сердце оставалось глухо к доводам разума. Оно оплакивало расставание с Мириам. Чтобы отогнать невеселые мысли, Рубен заговорил с соседом — продавцом древних персидских ковров. А дальше вполуха слушал о применении шелка и шерсти, мотивах и орнаментах различных племен и семей, количестве узелков на сантиметр, которые вручную завязывают маленькие девочки, неминуемо портя себе глаза.

Милый обед с гостеприимными палестинцами в Иерихоне, они заговаривали ему зубы своими синоптическими проблемами, лишали бдительности. Всего-навсего уловка, чтобы заставить его пронести на борт взрывчатку под видом сувенира. Пластиковые супервзрывчатки — СЗ, С4 и недавно изобретенный семтекс? Рубен вспомнил, что СЗ менее стабильна при очень низких температурах, скажем, в багажном отделении самолета. Семтекс безопасно хранить в холодильнике и бросать в огонь. Он не издает запаха и не обнаруживается рентгеном в аэропорту. Хуже того, для порядочного взрыва нужно совсем немного.

Огромному авиалайнеру хватит двухсот пятидесяти граммов. Столько помещается в маленьком коробке, который легко спрятать в модели кувшина из-под свитков. Неудивительно, что они так пеклись о подарке, называли его важной фамильной реликвией, просили заботиться о нем и никому не отдавать. И, конечно, ни слова не говорить сотрудникам аэропорта. Если он скажет правду, это лишь вызовет панику. Рубен быстро придумал безобидный вопрос, чтобы занять соседа:.

Они уже поднялись на нужную высоту. Когда самолет зайдет на посадку? Зачем арабским террористам взрывать иранский лайнер, направляющийся в Иран? Если только… если только они не хотят свалить вину на израильтян. Арабский мир разъярится, иранцы выступят против своего прозападного шаха — а значит, перейдут на сторону палестинцев.

Израильтяне потеряют еще одну мусульманскую страну, богатую нефтью. Рубен вздохнул немного свободнее, зная, что расслабится, лишь когда они приземлятся и он целым и невредимым выйдет с багажом из терминала. Рубен не сказал ему и двух слов. Единственный скромный трехзвездочный отель рядом с центром города, который мог себе позволить Рубен.

Высокие стены, ров, охрана из американских морских пехотинцев. Рубен томился от любви и недобрых предчувствий. Он не мешал торговцу рассказывать о Тегеране и о том, как в близлежащих горах мужчины и женщины катаются на лыжах по раздельным склонам. Когда самолет заходил на посадку, Рубен буквально взмок.

Уже в аэропорту миновал объявления, предупреждающие о смертной казни за ввоз наркотиков, и корзины, куда можно выложить запретные вещества, пока не поздно, сел в такси вместе с багажом и только тут расслабился — даже заметил, что попал в самую большую пробку на своем веку.

Позже, осмотрев кувшин, Рубен окончательно успокоился. Милый подарок на память и не более того — как говорила Мириам, имитация кувшина из-под кумранских свитков. Рубен заметил, что толщина глиняных стенок не везде одинакова — с боков они заметно выдаются. Типичный продукт современного массового производства. Однако Диабы предупредили, что для них подарок очень важен. Рубен не хотел отказывать в уважении палестинской семье и оскорблять память о проведенном с ними времени.

Месяц спустя Мириам проверяла пешего туриста, который летел из Лода в турецкий аэропорт Анкара-Эсенбога. Она выпотрошила багаж, рассмотрела содержимое и подняла рюкзак. Мириам кивнула охраннику, и тот подтолкнул озадаченного американца в допросную. Путешественник пропустил рейс в Турцию. Саперы обнаружили за подшивкой рюкзака пятьсот грамм похожего на шпаклевку яркого красно-оранжевого семтекса Н, свернутого вокруг миниатюрной батареи и альтиметра, подсоединенного к детонатору.

Бомба взорвалась бы на высоте — метров над Тель-Авивом. Эти сведения проверили и пришли к выводу, что кто-то из персонала подменил рюкзак на идентичный, нашпигованный взрывчаткой, которой хватило бы на два авиалайнера. Через несколько месяцев его убили во время карательной операции в Ливане. Инцидент не вызвал огласки, с работников безопасности аэропорта взяли клятву о молчании. Иначе туристы не смели бы сунуться в Израиль еще полгода, а террористы вдохновились бы на новые подвиги. Однако банда все еще действует, и ради собственной безопасности американцу посоветовали держать рот на замке, чтобы не лезть под удар.

Вернувшись домой в Августу, штат Мэн, он даже родителям и своей девушке ничего не сказал. Они бы непременно обсудили его приключение с друзьями. Американец соврал, будто потерял билет и ждал, пока выпишут новый. Мириам наградили за усердие и быстро организовали ей стипендию в Еврейском университете. Узнав, что взрыв унес бы жизни тысяч людей, включая ее семью, она искренне вознесла благодарственную молитву:. Смогу ли я когда-нибудь отблагодарить вас? Вскоре после возвращения в Новую Зеландию Рубен получил желанное место лектора по теософии в Новозеландском университете Доминион в Веллингтоне.

Мысли о Мириам не покидали его несколько месяцев, Рубен слал ей письма в аэропорт Лод и армию Израиля. Она знала, что Рубен надеялся на должность в университете, но стеснялась писать едва знакомому мужчине. Писать — совсем не то что разговаривать. Рубен стал рыцарем в сверкающих доспехах, человеком, за которого она мечтала выйти замуж. Мириам уверила себя, что ее чувства безответны — так безопаснее. Рубен написал Самиру и семье Диабов несколько писем — о возвращении домой и впечатлениях от прилета в Новую Зеландию.

В третьем письме отослал фотографию кувшина из-под рукописей: Самир написал в ответ размашистым неровным почерком: Его назвали Самиром, в мою честь. Маленький Самир — славный мальчик. Я познакомился с девушкой по имени Джейн — она не любит регби! Но заверяет, что родилась и выросла в Новой Зеландии. Похоже, ей не хватает одного-двух новозеландских генов.

Крещение маленького Самира состоялось на обычной утренней службе в воскресенье 7 октября, как и планировалось, но радостное событие паства встретила уныло. После службы Самир, Язид, Самира и Хусам уселись в автомобиль Хусама, чтобы ехать домой к Самиру на семейное торжество.

Схватились вчера около двух пополудни. Египтяне и сирийцы сбили большую часть израильских самолетов, жертв не счесть. Объявили призыв всех израильских запасников. Он бросил взгляд на отца, сидевшего рядом. Похоже, назревает очередной Вьетнам, как считаешь?

Он полночи сочинял письмо своей невесте в Лос-Анджелесе, заверял ее в вечной любви на случай, если его убьют на войне, и только что отправил послание. Слишком поздно он услышал тошнотворный визг тормозов и заметил старую машину, вихляющую из стороны в сторону. Водитель автоматически выжал педаль газа до пола в надежде проскочить перед носом и избежать столкновения.

Будь он за рулем своего спортивного автомобиля, это удалось бы. Тяжеловесный грузовик дернулся вперед, подрезал машину Хусама сзади, и ту занесло в сторону. Лысые шины потеряли сцепление с дорогой, и машина перевернулась. Непристегнутых пассажиров подбросило, как тряпичных кукол. Самир и Язид врезались головой в крышу и сломали шеи; смерть наступила мгновенно. Самира завизжала, ударившись о дверь, и потеряла сознание, когда машина завалилась набок. Хусам глядел на разверзшийся ад, вбирая кадр за кадром, и бессмысленно продолжал рулить в отчаянной попытке справиться с управлением.

Казалось, перевернутая машина скользила очень долго, хотя на самом деле прошло не более двух секунд. Затем она врезалась в столб, и Хусам потерял сознание. Бензин из бака пролился на горячий двигатель, автомобиль объяло пламенем. Водитель грузовика с товарищем в ужасе наблюдали, затем выпрыгнули наружу. Схватили огнетушитель и направили на горящую машину, но тот лишь плюнул, зашипел, выпустил маленькое облачко пены и иссяк.

Проверка и перезарядка огнетушителей предстояла в конце месяца. Им оставалось лишь стоять и беспомощно смотреть, как подоспевшие местные пожарные гасят огонь и вытаскивают обугленные тела из автомобиля. Приехал врач и объявил, что все пассажиры погибли на месте аварии — гражданские жертвы войны, которую уже окрестили войной Йом-Кипур.

Один из гостей опоздал на крещение — израильские солдаты искали у него оружие — и, проезжая по площади, наткнулся на место происшествия. Он узнал машину и жуткие останки пассажиров. Потрясенный, он с тяжелым сердцем отправился к Самиру домой, понимая, что роль скорбного вестника выпала ему. Посеревший Захи со слезами на глазах сказал безутешным родственникам:. Пусть же маленький Самир поднимется над их трагедией, вырастет таким, какими были они, и продолжит великую семейную традицию. Когда закончился траур, семья Диабов решила сдать дом Самира беженцам-палестинцам.

Съемщики не умели читать по-английски и отдавали письма Рубена брату Захи, который приходил за деньгами. Брат не хотел беспокоить Захи, которому и так хватало забот из-за внезапного горя, рождения ребенка и последствий войны. Мучительно составлять ответ на английском ему тоже не улыбалось, а потому он отвез письма на иерихонскую почту, чтобы вернуть отправителю, и тем самым оборвал связь с величайшим сокровищем своей семьи. НА РАССВЕТЕ ЗАЩЕБЕТАЛ ПТИЧИЙ ХОР, НО ПОТОМ ВДРУГ УМОЛК, словно птицы объявили забастовку. Мгновение зловещей тишины — и начался грохот, как от колонны тяжелых грузовиков.

Рубен очнулся от глубокого сна и выбежал из комнаты. Сердце колотилось от внезапных резких движений и выброса адреналина. Разум перешел от бездействия к полной боеготовности меньше чем за три секунды. Два месяца назад Индийский океан пережил чудовищное цунами из-за сильного землетрясения, и с тех пор центральную часть Новой Зеландии частенько потряхивало.

Толчки продолжались двадцать пять секунд — где-то 6, 4 по шкале Рихтера, не совсем безобидно, но и не так круто, как предсказывали сейсмологи. Проверив, как там Донна, Рубен включил радио — узнать подробности. Пройдет около получаса, прежде чем дежурные сейсмологи из Института геологии и ядерной физики подтвердят местоположение и силу землетрясения.

Одеваясь, он слушал взволнованный рассказ ведущего о том, что произошло в студии, затем спустился вниз — оценить ущерб. Холодильник, табуретки и кухонный стол повалены на пол. Книги валяются на полированном деревянном полу кабинета в углу гостиной со свободной планировкой. Единственный шкаф, который он забыл прикрутить к стене, повалился, извергнув все содержимое на пол. Когда встряхнулась земля, Рубен получил такой заряд адреналина, что не надо и утренней дозы кофе.

Но это не повод менять старые привычки. Он зарядил кофеварку для обычного слабого эспрессо с молоком и взялся за шкаф. Среди книг, упавших с полок, валялись осколки маленького кувшина из-под свитков, который семья Диабов отдала Рубену тридцать два года назад. Нелегко было таскать кувшин в недрах рюкзака.

По пути домой в Новую Зеландию Рубен то и дело жалел, что Диабы не вручили ему на память что-нибудь полегче. Но они настаивали, что это очень особенный кувшин. И не мог бы Рубен присматривать за ним, чтобы не случилось чего? Рубен ломал голову, почему дешевая подделка так важна, но Диабы заверяли, что подарок невероятно ценен. За годы Рубен привязался к кувшину уникальной формы, какой на Ближнем Востоке больше нигде не встретишь. Он напоминал о приключениях молодости, современных беспорядках на Ближнем Востоке и вовлеченных в них людях, давал отличный повод для разговора. Друзья, приходя в гости, всегда его замечали.

Когда Рубен рассказывал, как глядел в дула автоматов в аэропорту Лод — теперь уже Бен-Гурион — и знакомился с Диабами на Западном берегу, заходила речь о Свитках Мертвого моря. Рубен с удовольствием узнавал последние результаты исследований от университетских коллег, которые прекрасно разбирались в теме.

Он, кряхтя, поднял шкаф и поставил его на место. Налив себе кофе, сделал пару глотков и огляделся. Осколки разбитого кувшина валялись повсюду. Рубен подобрал большие осколки и повертел их в руках. Ни бриллиантов, ни золотых слитков в обожженной глине. Почему же палестинская семья так им дорожила? За прошедшие годы Рубен тысячу раз задавал себе этот вопрос и готов был разбить кувшин, чтобы найти ответ. Рубен собрал осколки и расставил книги на полках. Когда подобрал последнюю, явилась Донна. С тех пор как четыре года назад от рака груди умерла жена Рубена Джейн, Донна переняла многие фразы и привычки покойной матери.

Хоть не придется теперь выслушивать твои глупые истории, как ты прыгал, будто Индиана Джонс, по всему Западному берегу — заметь, не по Восточному — и совал нос в каждую пещеру, разыскивая утраченный Ковчег… То есть мертвые свитки, которые найдены уже лет двадцать назад. Кому вообще нужны ветхие скучные манускрипты? Рубен взглянул на текст из-за плеча дочери и ухмыльнулся. Понадобилось всего тринадцать букв с цифрами, пять пробелов и одна точка, чтобы выразить беспокойство за свою вторую половинку, рассказать о себе и назначить свидание после школы в кофейне Бенджамина Джона.

Рубен стоял как зачарованный, пока дочь вытаскивала из-под стола нечто, завернутое в материю. Только зачем так стараться, чтобы спрятать манускрипт? Желтовато-белая фабричная ткань, в нее завернут свиток, очень похожий на древний манускрипт. Рубен нашел белые хлопчатобумажные перчатки, в которых проявлял фотографии, и медленно снял материю.

Находку положил на кухонный стол и расправил. Свиток оказался небольшим, около метра в длину и двадцать три сантиметра в ширину. Донна нарочно называла свитки мертвыми — как и ее мать, чтобы поддразнить отца. Рубен научился не глотать наживку. Возможно, отбитая козья или баранья кожа, наподобие современной замши, которой чистят салоны автомобилей. По краям — стежка из тонких полосок, хотя этот способ защиты себя не оправдал — края осыпались и кое-где почернели от времени.

Скорее всего, документ тщательно свернули между внутренними и внешними стенками кувшина, а ткань прочно удерживала его на месте. Судя по громкому хлопку, который слышал Рубен, пергамент находился в частичном вакууме.

Кто-то вытянул воздух из сосуда при помощи крошечной трубочки и насоса, прежде чем залепить отверстие. Этим объяснялось хорошее состояние пергамента и небольшой дефект, который Рубен обнаружил на кувшине сбоку. Он никогда не имел дела с древними рукописями, но знал, что обертка, хоть и явно современная, может намекнуть на происхождение и особенности находки. Рубен отвернул материю, и появились письмена. Черные чернила на угольной основе кое-где сливались с темными пятнами на сухом тонком пергаменте. Рубен не очень хорошо знал греческий койне и привык к текстам с современными знаками препинания, но некоторые слова увидел четко: Завоевав земли, он настоял, чтобы важные документы писались только на греческом.

Традиция сохранялась лет шестьсот. На поздних этапах развития Римской империи и в Средние века на смену греческому пришла латынь… и не выражайся, пожалуйста. Неудивительно, что Диабы так пеклись о судьбе кувшина. Если свиток настоящий, его оценят в гораздо большую сумму. Но вначале надо подумать, отчего маленький кусочек кожи так высоко ценится. Может, нам доверили утерянное Евангелие или другое повествование о жизни во времена Нового Завета. Неужели и правда древнее Евангелие? Рубен снял обертку, аккуратно положил ее в большую сумку-холодильник и застегнул, предварительно выкачав воздух, чтобы создать вакуум.

Только тут он заметил, что левый конец манускрипта обрезан между колонками без вреда для текста. Словно кто-то намеренно разделил свиток, и Рубену досталась последняя часть. Он мысленно вернулся в год и задумался, почему Диабы отдали ему документ. Они боялись пасть жертвами арабо-израильского конфликта. Расспрашивали его о синоптической проблеме. Он вспомнил, что тема показалась странной для разговора за ужином. И Самир, и Язид работали в Кумране и на других раскопках. Наверное, кто-то из них нашел ценный манускрипт.

Но зачем разрезать свиток на две или несколько частей и отсылать их из страны? Почему не отдать израильскому учреждению? Возможно, они не доверяли израильским властям. Что общего у древней рукописи с израильско-палестинским конфликтом? Возможно, они не доверяли ученым, которые тогда занимались Свитками Мертвого моря. Те ученые ревниво оберегали свое сомнительное право редактировать и издавать Свитки. Официальные фотографии и тексты всех рукописей опубликовали всего несколько лет назад. Многие ученые из разных стран находили такое поведение скандальным, считая, что профессионалу из любой точки мира необходим свободный доступ к древним манускриптам.

Но почему бы не отдать рукопись арабскому музею? Иорданцы передали некоторые из Свитков Мертвого моря в музей Аммана. В музеях Египта хранится множество древних христианских документов. Возможно, Диабы боялись, что манускрипт не увидят иностранцы, или что Иордания или Египет в конце концов подарят свиток Израилю, как жест примирения.

Вначале перевести бы документ и узнать, что там — но не с оригинала. Никаких смазанных кадров из-за дрожи в руках и уж точно никакой вспышки. Рубен поблагодарил, достал огромную книгу и здоровенную папку. Положил свиток в середину книги между бескислотными страницами. Скрепил листы зажимами, упаковал книгу в полиэтиленовый пакет и сунул в дипломат. Затем спрятал его вместе с сумкой-холодильником в глубине шкафа. После чего загрузил фотографии в компьютер, подправил их в графической программе, сдул пыль с полудюжины учебников по греческому, похороненных в ящике с ненужными книгами, и принялся переводить текст на современный английский.

Преподавательская нагрузка в семестре выдалась небольшая, и переводу удавалось посвящать по четыре часа в день, но Рубен провозился дольше, чем предполагал. Ему пришлось почти заново учить греческий — что, однако, гораздо приятнее, когда есть доступ к словарям в Интернете. Все три недели, что Рубен тщательно распознавал слова и фразы, он волновался все сильнее.

Наверное, всего лишь искусная подделка. Но интуиция подсказывала, что вряд ли. Скорее христианский документ, написанный с выравниванием полевому полю классическими прописными буквами, которые использовались до второго века нашей эры. Да, если свиток настоящий, он станет величайшей из находок всех времен.

Это недостающее звено, и перевод Рубена породит любопытство, гнев, радость и споры по всему миру. У тебя, похоже, дел невпроворот. Возобновился спор о Разумном замысле, а? Доктор Ричард Фидел подсел к Рубену во время обеда в зале отдыха для преподавательского состава теософского отделения. Не утихает со времен Древней Греции. Распространенная теория, согласно которой вселенная развивается по разумному замыслу, а не подчиняется причудам эволюции. Эксперт по Библии, Ричард плохо разбирался в философии. Направив разговор в политическое русло, он собирался перехватить у Рубена инициативу. Но Рубен, которому еще не выпадало возможности объяснить суть своей работы коллегам по университету, азартно продолжил:.

Если сидеть на пляже сотню миллионов лет, можно увидеть, как песчинки становятся мельче и улетают с ветром. Но из них никогда не образуется кремниевый чип, и уж тем более компьютер, если только не вмешается разумное начало — тот, кто знает, что делать.

Точно так же, зная о сложности природы и особенно интеллектуальных и творческих способностей человека, невозможно представить, чтобы жизнь зародилась случайно. Разумный замысел должен существовать. Мы знаем, что компьютеры сконструированы, значит и у вселенной должен быть конструктор. Так и ученые свои теории строят. В общем-то, единственное отличие в том, что научные теории можно опровергнуть. Ричард специализировался на религиозных текстах и их значении. Объяснял исторический и социальный контекст произведений, различные трактовки спорных моментов.

На данный момент в группе считалось, что истинны менее одной пятой слов и деяний, которые Библия приписывает Иисусу из Назарета. Ричард был любезен и амбициозен. Он как-то обмолвился Рубену, что хотел бы стать первым великим богословом из южного полушария. Студенты-фундаменталисты слышать не хотят, что Иисус воскрес психологически, а не физически. До них никак не дойдет, что Библию писали в основном для поддержания веры, а не затем, чтобы запечатлеть исторические события со слов очевидцев. Ричард обосновывал свою деятельность тем, что терпит гнев студентов ради науки.

Он потратил три недели, чтобы перевести манускрипт по цифровым фотографиям. В Интернете просмотрел несколько предположительных реконструкций ненайденного текста — многие богословы считали, будто он существовал и являлся прямой связью между историческим Иисусом и поздним описанием его жизни в Евангелиях. В недрах шкафа покоился источник, которым пользовались Матфей и Лука. Невероятно, но у Рубена оказалась половина самой важной рукописи на свете — недостающее Евангелие Q.

Так звали младшую дочь последнего русского царя, убитого большевиками после революции года. Пока после падения коммунизма ее останки не обнаружили и не идентифицировали с помощью теста ДНК, на Западе многие верили, что Анастасия оправдала свое имя и пережила расправу над царской семьей. Рубен это предвидел и вручил коллеге распечатку цифровой фотографии с несколькими строчками из рукописи. Написано заглавными эпиграфическими буквами без пробелов, да и пятна на манускрипте видны прекрасно.

Еретическое Евангелие гностиков из Египта? Его больше интересовало заключение Ричарда. Получается, его подняли те, кто вошел в гробницу, так? То же слово используется в рассказе о том, как испуганные ученики разбудили Иисуса в шторм на Галилейском море. Фрагмент в отличном состоянии, и я уверен, что он не единственный. Думаю, у тебя есть оригинал… или ты стал жертвой искусной мистификации. Навскидку я бы сказал, что разбудили его ученики.

Но если документ — подлинник первых веков, как здорово будет принять участие в переводе и исследовании! Какая помощь университету, да и нам, какая ценность для историков, богословов и общества! Рубен собирался поделиться с Ричардом лишь самыми необходимыми сведениями. Теперь он жалел, что не набрал греческий текст на компьютере вместо того, чтобы показывать фотокопию отсека.

И все же аргументы Ричарда убедили его. Как всегда, Рубен рассказал больше, чем нужно. Через пятнадцать минут Ричард знал, что в году некто, работавший в Кумране, передал Рубену кувшин с манускриптом, и тот обнаружил рукопись, когда кувшин разбился во время последнего землетрясения, и свиток может быть частью Q.

Единственное, чего Ричард не узнал — содержания остальных фрагментов свитка и места, где Рубен спрятал манускрипт. Ричард внимательно дослушал до конца. Потом задумался на несколько минут, прежде чем высказать свое мнение. Помнишь шумиху вокруг погребальной урны Иакова — ящика с костями — несколько лет назад? В первом веке на Святой Земле существовала традиция закапывать усопших в землю, пока не разложится плоть, а затем складывать кости в известняковый ящик.

Иакова забили камнями в 62 году нашей эры. Несколько крупных специалистов объявили урну подлинной, в том числе ведущий ученый из Сорбоннского университета в Париже. Урну даже отослали в Королевский музей Онтарио в Торонто, и по пути, к ужасу сопровождающих, в ней образовалась трещина.

Ее залепили — такой конфуз — и выставили на всеобщее обозрение, уверенные в подлинности находки. Сама урна датируется первым веком, как и многие подобные ей, найденные в окрестностях Иерусалима. Но эксперты управления говорят, что их насторожил рассказ о том, как ее обнаружили. Буквы затерли пастой из горячей воды и мела в неловкой попытке сымитировать сглаживание от времени.

На подлинниках мел кристаллизуется естественным образом. Управление также обвинило его в подделке древней скрижали, где перечислялись ремонтные работы в Храме. Оставалось лишь добавить дистиллированной воды, чтобы не попасться на следах хлора или других современных примесей.

Заострять перья — обычно отборные гусиные — начали только в седьмом веке. Перо гибкое, и по толщине каждой черточки можно судить об индивидуальной силе нажима. Только я уверен, что эти люди не обманщики. В отличие от создателя погребальной урны Иакова, они ничего не выигрывали, отдавая мне подделку.

Наверняка мы не узнаем, пока не протестируем… Ах да, я совсем забыл. В иорданской Вади-аль-Маджиб к юго-востоку от Мертвого моря в конце шестидесятых некий бедуин нашел свиток — примерно, когда тебе доверили контрабандой вывезти Q. В конце концов он оказался в руках бенедиктинцев, в монастыре на австрийско-немецкой границе. Те, кто работает со свитком, обязаны давать обет молчания — так что никакого открытого изучения. После смерти одного из монахов частью копии манускрипта завладел израильский хирург и директор колледжа.

Ведущий эксперт по Свиткам Мертвого моря заявил, что рукопись может оказаться подлинной, но чтобы узнать точно, надо взглянуть на фотокопию или оригинал. Это один из самых ранних еврейско-христианских мистических трудов. Другими словами, Иисус был сыном священника и имел отношение к ессеям. Отсюда и знание богословия и разговоры о том, как попасть в царство господа.

Отсюда критичные замечания о священниках. Иисус своими глазами видел, какие они лицемеры. Может, речь идет о ком-то другом? Но это лучше, чем обвинения Цельса во втором веке, что Мария забеременела от римского легионера по имени Пантера, а муж-плотник выкинул ее из дома и осудил за измену. Ранних христиан часто позорили незаконным рождением Иисуса. Смеялись, что он от стыда позаимствовал у греческих богов историю о непорочном зачатии. Если говорить о способе воскрешения из твоего манускрипта Q, в свитке есть рецепты бальзамирования мертвецов, как сохранять тела невредимыми до дня восстания.

Но никто не видел оригинала и ничего не знал о монахе, который оставил фотокопии, так что, возможно, подделка. Значит Q, или как там его, может оказаться фальшивкой. Наверное, старик нашел рукопись, когда работал в Кумране, и спрятал ее до лучших времен. Хозяйского сына, моего проводника, больше интересовала седьмая. А там, в сущности, не на что смотреть.

Некоторые считают их фрагментами Нового Завета. Но что, если там лежало новозаветное Евангелие?.. Значит, его могли написать до 68 года нашей эры. Именно тогда перестала существовать община в Кумране. Тем не менее предложение Ричарда казалось разумным: Рубен провел тревожную ночь и приехал на работу в семь утра, на два часа раньше обычного.

Донна гуляла с приятелем допоздна, и Рубен беспокоился, пока она не вернулась. Как большинство отцов, он доверял ей, но хорошо помнил свою молодость и у любого парня подозревал собственные подростковые желания. Он оказался умнее, чем предполагал Рубен. Но ведь никто еще не составил правил поведения для обладателей древних свитков.

Манускрипт не отнесешь в бюро находок местного музея. Объявление дал архиепископ Самуил, когда привез свитки в США. Потом их купили за четверть миллиона долларов и вернули в Израиль. Пока компьютер загружался и соединялся с университетской сетью, Рубен спрятал папку для рисунков за конторским шкафчиком и вышел сделать себе растворимый кофе.

Один глоток — и он пожалел, что перед выходом из дома не выпил свой обычный слабый с молоком. У растворимого кофе одно достоинство — он горячий и жидкий. Рубен развернул утреннюю газету, которую еще дома сунул, не глядя, под мышку, и у него остановилось сердце. Рано выехав на работу этим ненавистным утром, он пропустил новости по радио. Ты сделаешь все, только бы попасть в заголовки!

Нашел витрину для своих дурацких теорий! Невероятная находка, которая изменит наши представления об Иисусе и Новом Завете Джоан Хили рассказывает о бесценных Свитках Мертвого моря, обнаруженных в Веллингтоне. Среди жертв землетрясения прошлого месяца оказался израильский сувенир. Точная копия кувшина из-под оригинальных Свитков Мертвого моря. Разбившись, она явила бесценный древний манускрипт, скрывавшийся внутри. По словам доктора Фидела, был проведен предварительный анализ, согласно которому манускрипт является подлинником. Возможно, его написал один из близких соратников Иису са между 35 и 68 годом нашей эры.

То есть это самый ранний из всех найденных христианских документов. Чтобы доказать подлинность манускрипта, сотрудникам университета придется провести множество тестов. Доктор Фидел считает, что факультет религии располагает лишь последней частью Евангелия Q. Что случилось с первой половиной, никто не знает.

Там нет ни слова о пустой гробнице. Некоторые шаманы делали из людей зомби, живых мертвецов, чтобы те им служили. Возможно, ученики Иисуса знали о подобных приемах и добавили зелье к травам и специям в губке, которую подносили страдающему на кресте. Кувшин со спрятанной рукописью привез в Новую Зеландию один из сотрудников теологического факультета в году. Он получил сувенир от друзей, которые работали в израильском Национальном парке Кумран, где были найдены Свитки Мертвого моря в конце х — начале х годов.

Доктор Фидел уверен — если свиток подлинный, музеи, библиотеки, коллекционеры и церковные общины с радостью выложат от сотни миллионов до миллиарда долларов США за честь обладания одной из величайших археологических находок. А твой чертов иглобрюх только сбивает с толку. Каким боком он связан с воскресением? Ричард имел право обратиться к прессе через университетский отдел по связям с общественностью. По уставу сотрудники могли рассказывать журналистам о своей работе, а он занимался как раз религиозными текстами. Ричард лишь взглянул на фотографию нескольких строк, он даже не видел исходник, который самонадеянно обозвал свитком.

Да и с владельцем манускрипта не посоветовался. Хуже того, Рубен подозревал, что рассуждения Ричарда о вуду создадут впечатление, будто Q — оккультный документ. Серьезные ученые тут же его забракуют. Прочитав статью, большинство из них отмахнется от манускрипта, даже не взглянув на него. Ричард сказал, что манускрипт из Святой Земли привез сотрудник факультета в году, то есть из пятидесяти кандидатов осталось восемь ученых теологического факультета. Первый — австралиец, которого привлекли к работе как эксперта по исламским фундаменталистским движениям и сделали профессором, когда он выпустил популярную околорелигиозную книгу о трагедии 11 сентября в США.

Второй — калифорнийский ученый из Стэндфордского университета, который изначально специализировался на женских божествах Северной Америки и натуралистических религиях, а недавно расширил область своего исследования, включив сравнение с богами маори и спиритуализмом. Любому под силу заглянуть на сайт университета Доминион и найти их на странице теологического факультета. Рядом с послужным списком каждого размещена фотография, как на паспорт, а по ней легко определить возраст.

Возле имени сотрудников указаны электронные адреса, так что можно без проблем отправить сообщение, вроде: Несмотря на мощную традицию иконографии в искусствах, Новая Зеландия — страна светская, и религией здесь интересуется меньшинство. Не то что в других странах, особенно — в США. Там религиозные темы красуются на первых полосах газет.

Они влезут на каждое тестирование, поднимут Свитки Мертвого моря и сравнят Иисуса с ессеями, они разожгут теологические дебаты на животрепещущие темы — например, воскресение Христа. Журналистам не понадобится много времени, чтобы обработать Ричарда и двух других людей из списка, и тогда под огнем окажется Рубен. Репортеры засядут под его окнами и будут следить за каждым движением, пока не выведают все, что захотят.

Ричард назначил цену за манускрипт — достаточно высокую, чтобы заинтересовался любой уголовник или антиквар. Когда речь идет о древних свитках, закон определяет владение лишь на девяносто процентов. Все равно что найти золотой слиток на Диком Западе.

Участок всегда может застолбить кто-то другой. Рубен лихорадочно перебирал варианты. Неожиданный поворот событий радовал только в одном — он пришел в университет рано, и успевает хоть как-то смягчить последствия. Сполоснув чашку, Рубен уставился на свое отражение в оконном стекле. Оно подсказало, чем заняться в первую очередь. Он открыл сайт теологического факультета. Убрав фотографию, он только привлечет внимание, но если с помощью графических программ немного ее изменить, можно выиграть время. Исчезли два отчетливых старческих пятна. Морщины выровнялись, несколько светлых пикселей — и глаза засияли сквозь очки.

В довершение он изменил перспективу, чтобы лицо немного похудело. Новая картинка заменила прежнюю. Он улыбнулся, изучая свое произведение искусства. Теперь он выглядел на сорок один — в году ему было девять, слишком молод, чтобы заниматься контрабандой.

Его тяга к международному признанию станет для меня амортизатором и щитом. Раз уж воробей вылетел, можешь с ним поиграть, Ричард, до поры до времени. Пробежав их глазами, Рубен облегченно вздохнул. Все, кроме одного, посвящались Евангелической музыке и певцам Кью, Сюзи Кью, Кью-Ти и Пи-Кью. Последний сайт ссылался на материал Джоан Хили, который Рубен только что прочел. В Интернет история не просочилась — пока. Будем надеяться, на смену засухе скоро придут дожди. А теперь обещанный рассказ о том, как после недавнего веллингтонского землетрясения явился на свет божий вероятный подлинник утерянного Евангелия Q, написанного сразу после смерти Иисуса около 33 года нашей эры.

У нас в гостях доктор Ричард Фидел с теологического факультета Новозеландского университета Доминион в Веллингтоне, ведущий национальный эксперт по религиозным текстам. Доктор Фидел, просветите нас… что такое Евангелие Q? Почему не имя святого, например Матфея или Иоанна? Ричард подробно объяснил ведущей утреннего шоу Мэри Грант, что такое Q, которое цитировали Матфей и Лука, подавая текст каждый по-своему. Отметил, что на подлинность свитка указывают характерный стиль греческого письма и место его обнаружения у Мертвого моря.

Спросив, насколько важен Q и почему единственный христианский свиток оказался в Кумране, Мэри дала Ричарду возможность выдвинуть свою новейшую теорию о вуду, зомби и оживлении Христа, основанную на греческом слове в Q. Он добавил, что в середине первого столетия люди твердо верили в пришествие мессии, которому предстояло спасти народ от римских завоевателей. Кое-кто воспринимает пророчество буквально и считает, будто покойные восстанут физически. Лично я думаю, это фигуральное описание нового драматического поворота израильской истории.

Его каким-то образом привели в чувство друзья. Была ли его смерть тем самым поворотным событием, которого все ждали? К середине второго века почти все евреи покинули Палестину — и рассеялись по миру. Для кого-то приход мессии воплотился в году, когда Израиль спустя два тысячелетия снова стал независимым государством. Спасителем выступил не один человек, а целое движение решительных людей. А катализатором послужили трагедии нацистского холокоста.

Но опять же, у нас не все Евангелие, а примерно половина. Мы проведем научные тесты, чтобы проверить ее подлинность. Пока что работаем над переводом по фотографиям. Вторая ведущая представила очередную тему: Рубен выключил радио и снял наушники. Тот занял на сотую долю секунды больше, чем десять минут назад, и выдал сайта. Я — уважаемый антиквар, моя семья занимается древностями в Иерусалиме, Бейруте, Лондоне, Нью-Йорке и Лос-Анджелесе более шестидесяти лет.

Наш опыт и знания помогут Вам справиться с Евангелием Q, проверкой его подлинности и переговорами о продаже, в том числе самым знаменитым музеям и библиотекам мира. В подтверждение своей добросовестности мы предложим вам полмиллиона долларов невозмещаемого аванса, если вы назначите нас своим единственным представителем по данной рукописи. О господи… Акулы торговли и волки массовой информации не дремлют. Впрочем, полмиллиона баксов не помешали бы…. Ученые, может, и живут в башнях из слоновой кости, но Рубен знал по опыту корпоративного финансирования университетских проектов, что инстинкты выживания у них на высоте.

Продавались отдельные ученые и весь исследовательский персонал. Факультеты активно искали любой возможный источник финансирования и соответственно обыгрывали свои изыскания — называлось это объективностью исследования. Рубен вспомнил двух сотрудников теологического факультета, которые получили правительственные гранты на изучение религиозных основ фундаментализма и жестокости в Юго-восточной Азии. Подавая заявку, они мало что знали по теме.

Но через год уже объявляли себя экспертами и выступали с лекциями на втором и третьем курсах. Выключив компьютер, он прошел километр до города, заглянул в аптеку, затем в магазин карт, куда попал к открытию, в девять утра. Со свертками под мышкой Рубен направился обратно в университет. Попытка проскользнуть мимо болтливого администратора факультета окончилась позорным провалом. Кто бы мог подумать, что ученики превратили Иисуса в зомби… Я вижу, вы прошлись по магазинам перед работой.

Рубен сбежал в свой кабинет и запер дверь. На тонкую операцию потребуется минут пятнадцать, а посторонние ему не нужны. Он быстро распаковал самый большой пакет из коробки. Цилиндрический футляр для карт — метр в длину и сорок сантиметров в ширину — с крышкой из нержавеющей стали. Самый большой из запасов магазина, со специальным ремнем, чтобы носить через плечо. Во втором пакете скрывался цилиндр вполовину меньше. Рубен отказался от пластиковой трубки, побоявшись, что она согнется или расплавится, если вдруг случится пожар.

Протерев маленький цилиндр изнутри сухой тряпкой, Рубен запихнул на дно вату, которую приобрел в аптеке. Затем вытащил папку из-за картотечного шкафа, осторожно развернул манускрипт, снял зажимы, свернул его, крепко сдавливая рукопись между листами книги по искусству, и вложил в футляр поменьше. Заполнил пустоты ватой, сверху втиснул еще, чтобы манускрипт не двигался, и прочно завинтил крышку. После чего открыл пакет мелкой полистирольной крошки из магазина карт, установил маленький футляр примерно посредине большого и засыпал свободное пространство.

Теперь маленький контейнер не терся о края большого и обладал ударопрочностью. Убедившись, что крышка отвинчивается, Рубен забил оставшиеся пустоты ватой и закрыл цилиндр уже намертво. Мы на другом конце света, вряд ли новозеландец додумается украсть карты Берингова моря. Он открыл окно, забрался на стол и положил футляр в широкий сточный желоб нависающей крыши.

Она защищала от солнца и ненужных взглядов благодаря выступу чуть более высокого крыла другого здания, которое стояло под прямым углом к кабинету Рубена. Слезая со стола, он скрестил пальцы. Ему пришло в голову, что при порядочном ливне футляр для карт может перекрыть сток. Отперев дверь, он сходил по черной лестнице к мусорному баку и выкинул пакеты. Едва он вернулся в кабинет и перезагрузил компьютер, как в дверях возник Ричард — его томило желание поговорить о деле, и он вроде бы не замечал, как мрачно взглянул на него Рубен. Я тут пробивал серьезные ассигнования для нашего факультета и всех необходимых тестов.

Вчера поговорил с репортерами, заинтересовал их. Свиток сделает университету крутую рекламу. К нам обратится весь христианский мир, да и представители других религий. Ученые из лучших институтов, музеев и библиотек приедут, чтобы увидеть рукопись своими глазами.

Я всего лишь просил тебя перевести одно слово из контекста. Я не просил кричать о свитке на весь мир и пропагандировать с его помощью теории о воскресении Христа. Но я четко дал понять, что теория моя, я привлекал внимание к манускрипту. И к прессе обратился потому, что нам нужны дополнительные ресурсы, если браться за дело всерьез. Я думал, ты обрадуешься — ты ведь не любишь репортеров, а у меня и опыта побольше. Так или иначе, журналистам нравится, когда можно на кого-то сослаться. Если у тебя были возражения, сказал бы заранее. Я бы не стал ничего делать тебе наперекор. Ты говорил, что принесешь ее сегодня.

Он оглядел комнату, а Рубен безропотно пожал плечами. Он открыл книгу и пролистал оставшиеся страницы. Его лицо вытянулось от разочарования. Надо браться за тесты и перевод. Я уже поговорил с Маргарет Ашер с факультета химии. Они проконсультируют насчет углеродного анализа и посмотрят, из чего состоят чернила. Говорит, чтобы отличить чернила от пергамента, надо положить рукопись под ининфракрасные лучи. Так мы увидим то, что не заметим невооруженным глазом. Обычное дело в Средние века, между прочим.

А еще писцы допускали и исправляли ошибки. Тогда Фред уточнит фразы, дату и исторический контекст. Манускрипт отдали не просто так. Ты привлек журналистов и взялся не за свое дело. Я знаю, ты проникся, и тебя занесло. Но разве ты не видишь, что открыл ящик Пандоры и создал кучу проблем?

Удивляюсь, как ты вчера не подумал, когда после разговора со мной шел в отдел связей с общественностью. Если не веришь мне, открой почту. Нам уже предложили полмиллиона долларов. Рад, что наш факультет наконец заметили. У меня лекция через несколько минут. Кстати, ты натолкнул меня на мысль: Он действует и разговаривает как человек, но лишен сознания. Можно ли наверняка отличить зомби от человека?

Несмотря на популярность шпионских романов и фильмов о Джеймсе Бонде, лишь малую часть информации мирного характера правительство получает от секретных агентов и высокотехнологичных приборов. Пока дружественные правительства обмениваются сведениями, работа главным образом заключается в методичном просеивании общедоступной информации с сайтов, из газет, журналов, технических пособий, документов и отчетов других стран.

В последнее время здесь кипели страсти: Наверное, опять что-нибудь в том же духе. Он надеялся, что в половине седьмого директор еще на работе. Того уже не было, зато был старший советник по древним текстам. Только что проглядел распечатку электронного письма, и трясся от возмущения. Завтрашний пенсионер не рассчитывал перед лицом бюрократии на удачную карьеру в отделе, а директора, чтобы обуздать его амбиции, не оказалось на месте. Вывоз артефактов из страны без лицензии карается лишением свободы. Здесь мы непреклонны — при том, что лишь Израиль и Ливан из всех стран Ближнего Востока разрешают торговлю древностями.

Управление никогда не выдало бы лицензию на такой важный документ, как Евангелие Q. Вы имеете в виду, свиток вывезли контрабандой? Хотя забавно, что тот новозеландский ученый не знал о манускрипте в кувшине. По крайней мере, он так утверждает. Там о вывозе артефактов с нашей территории говорилось примерно то же самое. Но репортер утверждает, что рукопись нашли в Кумране. Среди других Свитков Мертвого моря, до того, как мы взяли под контроль Западный берег в войне года. Иордания может заявить о своих правах. У них ведь есть несколько Свитков?

Старший советник раздражался все больше, и референт из подразделения МИДа обратился к дипломатии. Но надо заполучить Q раньше всех. Даже если палестинские власти и вылезут с требованием отдать манускрипт, найденный на Западном берегу — они ведь не добились еще полной автономности. Любой артефакт, имеющий отношение к Библии, стоит баснословных денег.

Еще нам как-то пытались подсунуть гранат из слоновой кости размером с большой палец. Там была надпись на древнееврейском: По словам ученых, плод граната, в основании которого есть отверстие, служил наконечником посоха, который использовали при богослужениях во времена первого Храма, построенного царем Соломоном.

  • Прикрепленное видео

Copyright © Buried Community